Речь защитника потерпевшего в прениях сторон по уголовному делу

Всё об уголовных делах

Прения потерпевшего в уголовном процессе

22 УПК потерпевший вправе участвовать в уголовном преследовании

п.16 ч.2 42 УПК право потерпевшего поддерживать обвинение

— ч.2 292 УПК потерпевший вправе участвовать в прениях

— п. 13 Пленума № 17 участие потерпевшего в судебных прениях

Влияние потерпевшего на наказание

— ниже приведена речь представителя потерпевшего в судебных прениях .

— если Вы являетесь потерпевшим, то можете построить свое выступление точно по таким же принципам (просто игнорируйте формулировки, использованные от лица представителя и выступайте от своего имени).

— следует отметить важнейшие аспекты этого конкретного дела:

а) эта речь применялась по уголовному делу, по которому невозможно применение механизма прекращения дела по примирению с потерпевшим ( 76 УК ).

б) по этому делу представителя потерпевшего вообще не интересуют вопросы квалификации и доказанности, а интересует исключительно вопрос возмещения вреда.

До начала прений подаются следующие заявления (ходатайства):

— ч.2 44 УПК иск заявляется до окончания судебного следствия

а) Гражданский иск о возмещении имущественного и морального вреда.

ч.3 42 УПК право потерпевшего на возмещение расходов и юридические услуги

б) Заявление потерпевшего о возмещении расходов на представителя.

п.21.1 ч.2 42 УПК право потерпевшего на информацию об осужденном

— ч.3 257 УПК обращение к судье — «Ваша честь», к нескольким — «Уважаемый суд»

— прежде всего, необходимо отметить, что представитель потерпевшего — не является «дублером» прокурора, в его задачи не входит осуществление функций подержания обвинения и уголовное преследование обвиняемого. Его задачами адвоката в данном случае являются:

во-первых: защита прав потерпевшего.

во-вторых: помощь в устранении последствий преступления — т.е. речь идет о возмещении вреда, причиненного преступлением.

— во вступительной части желательно дистанцироваться от государственного обвинителя .

— зачем это нужно: роль «второго прокурора» для представителя потерпевшего бессмысленна, если его роль в судебном заседании будет заключаться в дублировании государственного обвинителя, то нет никакого смысла вообще работать по делу.

II). Позиция стороны о доказанности

— обратите внимание на формулировку «сторона потерпевшего», это правильное выражение для представителя потерпевшего:

— если Вы представитель потерпевшего, то Вы не можете говорить от своего лица (у представителя не самостоятельных интересов по делу и нет может быть самостоятельной позиции).

— говорить от лица потерпевшего, так же некорректно.

— в данном вопросе части сторона потерпевшей полностью разделяет позицию государственного обвинителя и полагает обвинение полностью доказанным.

III). Позиция относительно наказания

— потерпевшая, используя свое право высказывать мнение о мере наказания: оставляет разрешение данного вопроса — на усмотрение суда.

— несмотря на указание в норме п.1 ч.1 6 УПК и п. 1 Пленума № 17 о приоритете интересов потерпевшего, не стоит переценивать их реальную силу. На практике, потерпевший отнюдь не является «царем горы» от мнения которого на 100 % зависит принятие судьей решений (см. подробнее здесь: Мнение потерпевшего о наказании , его учет для размера наказания).

— потерпевшая не желает отягощать положение подсудимого, несмотря на то, что:

— не заглажен вред от преступления,

— отсутствует раскаяние подсудимого в содеянном, и подсудимый избрал линию поведения, исключающую любую возможность примирения сторон (хотя сторона потерпевшей это предлагала).

IV). В завершение своего выступления, я обращаюсь к подсудимому

— задачей представителя потерпевшего является — достижение максимально благоприятных последствий для всех участников уголовного процесса (если это не противоречит интересам представляемого лица).

— то есть — в данном уголовном деле потерпевшая вовсе не желает Вашего строгого наказания.

— я предлагаю Вам рассмотреть вопрос о возможном примирении сторон.

Что это означает для Вас:

а) к сожалению, в данном случае это не повлечет прекращение уголовного дела: на 76 УК .

— причина в норме 76 УК , которая предусматривает возможность прекращения дела только по преступлениям небольшой или средней тяжести

То есть, этот путь для Вас закрыт.

б) Но имеются и иные возможности улучшить Ваше положение:

во-первых: примирение с потерпевшим — это смягчающее обстоятельство, предусмотренное пунктом п.»к» ч.1 61 УК .

во-вторых: существует норма статьи 64 УК , которая предусматривает возможность более мягкого наказания.

Судебная практика свидетельствует о том, что суды признают примирение с потерпевшим — исключительным обстоятельством.

V). Технический аспект

— в текущий момент идет стадия судебных прений. Это завершающая стадия судебного процесса. Тем не менее, если стороны пожелают примириться, то такая процессуальная возможность есть.

Если Вы желаете примирения, то Вы имеете право заявить в своей речи в прениях о том, что появилось новое обстоятельство по данному делу, и Вы просите суд его исследовать и это может повлечь возврат к стадии судебного следствия ( 294 УПК ).

Читать еще:  Размеры инвалидной коляски габариты

В соответствии с ч.7 292 УПК участники процесса по окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату, вправе представить суду в письменном виде предлагаемые ими формулировки решений по вопросам, указанным в п.1 — п.6 ч.1 299 УПК .

Прошу суд приобщить к материалам уголовного дела настоящие тезисы и формулировки, представленные в письменном виде.

— текст Вашего выступления можно приобщить к материалам уголовного дела, подробнее о том, для чего это может оказаться полезным можно прочитать здесь: Приобщение письменных формулировок в завершение прений ( ч.7 292 УПК ).

Характеристика и порядок ведения прений сторон в уголовном процессе

В процессе судебного разбирательства сторона защиты и сторона обвинения пытаются добиться, по их мнению, справедливости. У каждой из них, свои доводы и доказательства, задачей суда будет выслушать оба мнения, и сделать объективное решение. Споры между стороной защиты и стороной обвинения, являют собой отдельный, независимый этап заседания. В ходе разбирательства, прения сторон в уголовном процессе позволяют освещать дело с разных позиций, и обеспечивают тем самым, условия для всестороннего подхода к разрешению конкретной задачи. Прения в уголовном процессе служат неким залогом вынесения законного и обоснованного приговора.

Характеристика прений, как этапа судебной процедуры

Что такое прения сторон в уголовном процессе, известно не многим, но это детально описывает ст. 292 УПК. Судебные прения в уголовном процессе имеют огромное значение, ведь они позволяют каждой из сторон, в полной мере отстоять свои законные интересы и права. Более того, такое всестороннее разбирательство оказывает помощь судье в правильном разрешении ситуации. Это обусловлено тем, что защита и обвинение со своих позиций дают анализ и оценку доказательств, высказывают свои соображения и мнения. Также каждая из сторон представляет судье на рассмотрение свои предложения о желательном разрешении дела. Прения имеют определенное значение и для его участников. Каждому становится яснее позиция оппонента, выясняются сильные и слабые стороны его аргументации.

Участие в произнесении речей принимают: обвинитель, истец, ответчик, защитник, подсудимый — если в деле не участвует защитник. Подсудимый имеет право отказаться от защитника и отстаивать свои интересы в суде самостоятельно. Подсудимый и потерпевший права произнесения речи, во время судебного разбирательства по уголовному делу, не имеют.

Потерпевший может участвовать в судебных прениях, только по делам частного обвинения. Для государственного и частного обвинителя, а также для защитника выступ в прениях, является обязательной процедурой, в то время как истец и ответчик, имеют слово только в рамках гражданского иска. Отказ обвинителя выдвигать обвинение и участвовать в прениях, не означает отмену обвинительного постановления или отказ от участия в заседании.

Сложность прений, как судебного этапа, состоит в том, что к подобному публичному выступлению невозможно подготовится заранее. Выступление в прениях может быть полной неожиданностью, как для адвоката, его подзащитного, так и стороны обвинения. Процесс уголовного судопроизводства — это «полоса препятствия». К концу судебного заседания или прения, могут возникать новые, не известные до этого, факты, и у сторон друг к другу могут возникать новые вопросы.

Каждый из участников прения имеет право до начала прений заявить ходатайство об объявлении перерыва для подготовки к своему выступлению. Подобная необходимость возникает, как правило, при много эпизодных уголовных делах. Председатель в таких случаях, может объявлять дни и время начала прений между сторонами.

Порядок ведения прений

Содержание и порядок прений сторон описаны в ст. 295 УПК РФ. Согласно этой же статье УПК прения начинает обвинитель, а последним высказывает свою позицию защитник, при отсутствии стороны защиты, слово дают подсудимому. Не редко в судебном разбирательстве участвует несколько защитников, поэтому очередность их выступлений регулируется судьей с учетом пожелания стороны защиты. Если прения по уголовному делу ведутся с участием прокурора, общественного обвинителя, защитника и общественного защитника, то последовательность выступлений устанавливает суд в зависимости от особенностей рассматриваемого дела.

Порядок судебного процесса таков, что судья не может ограничивать во времени прение, но судья имеет право остановить прение, если участники будут отклоняться от сути дела и затрагивать обвинения, костально не участвующих в процессе лиц.

После того, как каждая сторона выскажется, защита и обвинение имеют право выступить с репликой только один раз. Под репликой в судопроизводстве понимают, некий ответ или возражение участника одной стороны на заявление или обвинение второй. Прокурор с репликой выступает редко. Как правило, он высказывается только в тех случаях, когда, по его мнению, сторона защиты в своих прениях дает неправильную юридическую оценку ситуации и искажает факты. Для подсудимого и защитника, реплика служит средством изложения соображений по поводу доводов, выдвинутых прокурором, или представителем обвинения. Согласно ст. 296 УПК РФ право на последнюю реплику принадлежит во всех случаях, стороне защиты.

Читать еще:  Сколько соток земли дают за 3 ребенка

По завершению судебных прений и до удаления судей в совещательную комнату, стороны имеют право изложить свое мнение в письменной форме, представить свою формулировку решения по таким вопросам:

  • Было ли доказано, что противозаконное деяние, действительно имело место?
  • Было ли доказано, что это нарушение совершил именно подсудимый?
  • расцениваются действия обвиняемого, как преступление, согласно Основной части УК РФ, и каким пунктом и статьей за него предназначено наказание?
  • Виновен ли подсудимый в совершении преступного деяния?
  • подлежит ли субъект наказанию и привлечению к ответственности за злодеяние?
  • Имеются ли обстоятельства, которые способны смягчить или отягощать наказание?

Именно на этот перечень вопросов, судья должен найти ответ в процессе прения сторон. Содержание формулировки, конечно, не имеет для суда обязательной силы, но доводы сторон могут обсуждаться судьями в совещательной комнате, и даже могу учитываться при вынесении приговора.

Не смотря на то, что позиции участников прения совершенно разные, круг вопросов, которые они будут анализировать в своих речах, можно предугадать. Как правило, будет раскрыта степень опасности преступления для общества в целом и конкретных граждан в частности, затронуты и проанализированы обстоятельства совершения злодеяния, а также наступившие последствия и их размер. Каждый из выступающих будет давать свою юридическую оценку совершенного деяния, а также перечислять обстоятельства, которые смягчают вину (прерогатива защиты) и тех, что отягощают (прерогатива обвинителя). В речи сторон должен содержаться конечный вывод с предложением либо признать подсудимого виновным, либо не виновным.

Иногда в заключение выступления, стороны могут просить переквалифицировать преступление, так как оно было не правильно расценено следователем, запрашивать у судьи желаемый вид и размер наказания или указывать неоспоримые доводы для оправдания подсудимого.

Прение в судебном процессе — это некое подведение итогов работы сторон конкретного дела, в речи стороны пытаются обобщить результаты, учитывая не только фактические материалы дела, но и выкладки психологов, для закрепления «правильного» впечатления на суд. Квалификация защитника, его жестикуляция, ораторские приемы и прочие манипуляции технологий убеждения позволяют построить качественную и убедительную картинку невиновности человека.

Сторона обвинения тоже хорошо должна быть подготовлена, ведь целью прокурора не является сломать судьбу конкретному подсудимому, его задача — добиться правосудия и не допустить дальнейшего криминального развития личности обвиняемого. Речь государственного обвинителя должна быть логичной, продуманной, точной и лаконичной, без двузначных фраз и личных мнений. Правильно подготовленная речь, достаточно часто помогает сторонам склонить чашу весов правосудия именно на свою сторону. Она помогает убедить суд или присяжных в правильности своих доводов и склонить их к вынесению желаемого приговора.

Альтернативная позиция защитника в прениях по уголовному делу. Ошибка в выступлении в прениях

Выступление защитника в судебных прениях — важный этап защиты. В адвокатской практике существуют три основные защитительные позиции, которые обуславливают содержание, структуру и объем речи защитника. Они сводятся к просьбе:

— о смягчении наказания;

— о переквалификации деяния;

— об оправдании подсудимого.

Пункт 5 Стандарта устанавливает, что адвокат должен согласовать с подзащитным позицию по делу исходя из презумпции невиновности. То есть речь идет об одной позиции, но не о совокупности двух позиций. Если презумпция невиновности на стороне защиты, то адвокату нельзя соглашаться с виновностью подзащитного, когда подсудимый отрицает ее. Но если защитник сойдет с этой позиции, то он забывает благоприятную стороне защиты презумпцию невиновности и лишает себя одного из лучших своих доводов. Фактически в этом случае защитник помогает обвинению.

Исходя из адвокатской этики, адвокат при осуществлении защиты должен следовать одной позиции подсудимого, самостоятельно выбирая тактику и средства защиты. Защитительная речь должна состоять из опровержения доводов обвинения и подтверждения позиции защиты. Защитник при выборе позиции защиты связан той позицией, которую занял его подзащитный, даже если он и не соглашается с ней.

Ошибка возникает, когда защитник занимает двойственнную позициию. Адвокаты называют позицию защиты об оправдании подсудимого генеральной, а позицию о назначении минимального наказания — факультативной. Подобное «раздвоение» объясняют тем, что подсудимый обязывает защитника избрать такую альтернативную линию защиты. Так, в конце всего судебного следствия защитник отстаивает невиновность своего подзащитного в выдвинутом обвинении. В своей речи в прениях снова дает оценку доказательствам, собранным предварительным следствием и исследованным в судебном следствии. Он еще раз доказывает невиновность подзащитного, но завершает свою речь обращением к суду с просьбой при вынесении приговора и назначении наказания учесть обстоятельства, смягчающие наказание подсудимого.

Последней просьбой защитник разрушает свою позицию, занятую ранее и согласованную с подзащитным.

Читать еще:  Льготы при рождении второго ребенка

Защитники в такой ситуации избранную двойную тактику защиты подкрепляют письменным заявлением подсудимого. На взгляд судьи, такая тактика защиты является проигрышной и уязвимой, она ослабляет позиции стороны защиты, направленные на оправдание подсудимого. Если суд слышит от защитника, что подсудимый не виновен, но ему надо смягчить наказание, то это скорее можно расценить как признание вины. В данной ситуации позиция адвоката означает «ни войны, ни мира». Известный судебный деятель П. Сергеич писал: «Не допускайте противоречия в своих выводах. Это правило нарушается нашими защитниками. Они подробно и старательно доказывают полную неприкосновенность своего клиента к преступлению, а потом заявляют, что на случай, если бы их доводы не показались присяжным убедительными, они считают себя обязанными напомнить им обстоятельства, могущие служить основанием к снисхождению. Несколько заключительных слов обращают всю защиту в пепел. Лицо, привлеченное в качестве обвиняемого, может быть либо виновным, либо невиновным. Третьего не дано. Альтернативы быть не может. Лучшая форма рассуждения перед судьями — это дилемма, одно из двух».

Анализируя изложенное, считаем, что, допустив противоречия в своих выводах, защитник оставил своего подзащитного без защиты, поскольку высказал просьбу принять во внимание смягчающие обстоятельства, а значит, он фактически признал виновность своего подзащитного в совершении преступления, хотя подзащитный занимает позицию отрицания вины. Адвокат должен убедить подзащитного, чтобы создать ясность позиции защиты для участников другой стороны, для всех лиц, участвующих в судебном заседании, прежде всего для суда.

Четкая позиция адвоката помогает суду уяснить суть дела, позицию стороны защиты по делу. Следует согласиться с П. А. Лупинской, которая справедливо отмечает, что защитник должен четко определить свою позицию. Он не вправе выступать перед судом с альтернативными предложениями: оправдать подсудимого либо, если суд признает его все же виновным, изменить квалификацию обвинения или назначить минимальную меру наказания. Наличие таких альтернативных вариантов противоречит интересам защиты подсудимого, делает оба вывода малоубедительными для суда. Защитник должен сказать все, что можно привести в пользу подсудимого, но сделать только один вывод — тот, который он считает наиболее правильным по итогам судебного следствия и наиболее благоприятным для его подзащитного.

Окончание защитительной речи адвоката не может идти вразрез с ее началом, иначе она подрывает всякое доверие к подсудимому. Такая архитектура речи, на наш взгляд, недопустима, поскольку малейшие сомнения в невиновности подсудимого утрачиваются с подачи стороны защиты. Иногда ясно, что факты и в самом деле навлекают на подзащитного сильные подозрения в причастности к преступлению. Но мысль недоговоренная порой сильнее мысли, выраженной прямо. Поэтому защитник не может в прениях утверждать, что не вполне убежден в невиновности подзащитного, и просить суд о снисхождении. Такое поведение адвоката является опрометчивым и непростительным.

Между тем альтернативная линия защиты встречается в судебной практике.

Из практики. Президиум Вологодского областного суда, проверяя доводы жалобы о несоответствии позиции адвоката К. в прениях сторон позиции самого осужденного, указал следующее. Как видно из показаний Д., он отрицал свою вину в разбойном нападении. Утверждал, что в ходе обоюдной драки с вооруженным ножом П. он также достал нож и, размахивая им в ходе самообороны, мог задеть потерпевшего по руке. Кроме того, нанес П. несколько ударов ногами и руками по телу. В протоколе судебного заседания речь адвоката К. действительно изложена противоречиво. Из протокола следует, что, поддержав позицию подзащитного в прениях, адвокат обратил внимание суда на отсутствие доказательств хищения и на непризнание подсудимым своей вины в причинении тяжкого вреда здоровью П., однако просил квалифицировать действия Д. по ч. 1 ст. 114 УК. Для разрешения указанных противоречий президиум заслушал адвоката К., который пояснил, что записанная в протоколе судебного заседания фраза о квалификации действий Д. по ч. 1 ст. 114 УК была предложена им как один из вариантов в случае, если суд отвергнет доводы защиты о невиновности Д. в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Данные адвокатом пояснения нашли подтверждение в материалах дела. Из протокола судебного заседания видно, что Д. против доводов адвоката не возражал. В кассационной жалобе на приговор, а впоследствии и в надзорной жалобе осужденный не только не указал на нарушение его права на защиту, но и просил квалифицировать его действия по ч. 1 ст. 111, ч. 1 ст. 158 УК, фактически признавая вину в причинении тяжкого вреда здоровью П. В суде второй инстанции адвокат К. поддержал изменившуюся позицию своего подзащитного. При указанных обстоятельствах президиум признал, что право осужденного Д. на защиту нарушено не было (постановление президиума Вологодского областного суда от 01.02.2016 № 44у-10).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector