Суд не состоял в трудовых отношениях

По форме или сути: как доказать трудовые отношения, разъяснил ВС

Далеко не все компании оформляют сотрудникам трудовые договоры. Если дело дойдет до конфликта – работнику придется в суде доказывать, что он с согласия работодателя трудился на определенной должности и подчинялся правилам распорядка. Сделать это непросто, в том числе из-за формалистской позиции судов. Они склонны придавать значение документальному оформлению отношений. Но это как раз обязанность работодателя, а не работника, который является слабой стороной и может стать жертвой злоупотреблений. Об этом напомнил Верховный суд в одном из недавних дел. Апелляция не увидела в спорном деле признаков трудовых отношений, но ВС отправил дело на пересмотр.

Трудовой кодекс дает работнику, устроенному в штат, социальные гарантии и защиту от незаконного увольнения. На практике далеко не каждого устраивают по закону, а когда доходит до конфликта – сотрудник отправляется в суд, чтобы доказать, что состоял с компанией именно в трудовых отношениях. Но суды в основном оценивают обстоятельства формально, а не по сути, отмечает юрист практики трудового права Кадрового холдинга «Анкор» Александра Олязаева. По ее словам, они больше смотрят на документы: трудового договора и кадровых приказов нет, как и записей в трудовой книжке, должность истца в штатном расписании отсутствует и т. д. (например, апелляционное определение Мосгорсуда от 24 апреля 2017 г. по делу № 33-15623/17).

В одном из недавних определений Верховный суд ориентировал нижестоящие инстанции оценивать не только документы, но и суть отношений сторон, ведь сотрудник может фактически работать по трудовому договору без единой оформленной бумаги. Такие указания ВС дал в деле Игоря и Петра Жариновых*, которые в мае-июне 2015 года работали на объектах Ярегского нефтяного месторождения (разрабатывается «Лукойл-Коми»). Отец был бригадиром электромонтажников, а сын – рядовым электромонтажником. Предварительно они прошли инструктаж, аттестацию и стажировку.

ООО «ТоксСофт-АвтоматикаПромСервис» заключило с ними договоры подряда, по которым Жариновы выполняли работы «на свой риск», а компания не отвечала за несчастные случаи. Но он как раз и случился в начале лета, когда бригадир упал с 9-метровой высоты и получил серьезные травмы. Жаринов-старший в 2015–2016 годах посещал врачей в разных больницах и добивался признания трудовых отношений, чтобы компания оформила на него обязательную страховку от несчастных случаев, а сам он получил бы бесплатное лечение. Оформить трудовые отношения потребовал и сын (они действовали вместе). Претензий по оплате у них не было: оба получили обещанную сумму.

Были ли договоры трудовыми или действительно подрядными, единого мнения не оказалось. Гострудинспекция Иркутской области встала на сторону Жариновых – с одним особым мнением одной из сотрудниц, которая сочла, что прав работодатель.

Трудовые и гражданско-правовые: в чем разница

Куйбышевский районный суд города Иркутска признал фактически сложившиеся трудовые отношения, однако Иркутский областной суд отменил решение нижестоящей инстанции и отклонил требования монтажников. Они не согласовали с работодателем такие важные условия трудового договора, как место работы, трудовые функции, режим рабочего времени, оплату труда (то, что обычно содержится в письменном трудовом соглашении). К тому же, добавил областной суд, Жариновы пропустили срок исковой давности. О том, что с ними заключены договоры подряда, они узнали, когда их подписывали, в мае 2015 года. Тогда и надо было обращаться в суд, а не после несчастного случая.

Верховный суд, который затем рассмотрел это дело, счел, что апелляция неправильно расставила приоритеты: придала значение юридическому оформлению, а не сути отношений сторон. А ведь по факту они могли сложиться трудовыми. Надо помнить и о том, что работники являются слабой стороной: их могут вынудить подписать договор подряда, напоминается в определении 66-КГ17-10. Суд апелляционной инстанции упустил из виду доводы Жариновых, которые могли указывать на наличие трудовых отношений: у них было место работы и должность, они подчинялись общему распорядку работы, прошли инструктаж, аттестацию и стажировку. А еще у истцов сохранились пропуска с названием фирмы и должностями.

Не прошел и срок исковой давности, решила коллегия под председательством Людмилы Пчелинцевой. Ведь только после несчастного случая Жариновы узнали о том, что документы были оформлены неверно. В итоге ВС передал дело на пересмотр в Иркутский областной суд. Ему предстоит разобраться, работали ли Жариновы по правилам внутреннего распорядка (трудовой договор) или действовали независимо и были обязаны лишь сдавать результат работ (договор подряда).

Несчастный случай определенно повлиял на возможность квалифицировать гражданско-правовые договоры как трудовые, полагает Олязаева. Иного мнения юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Иван Федоткин, который не сомневается, что отношения здесь трудовые. Ведь электромонтажники прошли аттестацию и получили группу по электробезопасности, а еще для них обязательны предварительные и периодические осмотры, перечисляет он.

Разница между двумя видами договоров не всегда очевидна, но определенные признаки у каждого из них есть. Трудовые отношения означают подчинение правилам внутреннего распорядка и выполнение обязательных распоряжений руководства. Для гражданско-правового договора важен только результат, который сдается заказчику, а дисциплина и условия работы не играют никакой роли: исполнитель сам организовывает свой труд. Как правило, достижение конечного результата влечет за собой прекращение такого соглашения. Поэтому Олязаева не советует перезаключать договор подряда в течение долгого времени, а также издавать приказы и распоряжения в отношении исполнителя. Плохая идея знакомить его с правилами трудового распорядка, следить за его рабочим временем и так далее, перечисляет Олязаева.

Почему работнику нелегко отстоять свои права

Сотруднику, который не был официально трудоустроен, сложно доказать свою позицию, отмечает юрист трудовой практики “Бейкер Макензи” Елена Питиримова. Суды чаще принимают во внимание документы работодателя. Это могут быть книги учета трудовых книжек, журнал регистрации приказов и другие реестры, где истец не упоминается, штатное расписание, в котором нет указанной им должности, и так далее. “Еще непонятно, как суд в условиях спора самостоятельно определит название должности или размер зарплаты”, – недоумевает Питиримова.

Читать еще:  Наследник должен принять наследство в течение

ВИДЕОЛЕКЦИИ LF ACADEMY

Работники, конечно, могут располагать доказательствами принадлежности к определенной компании. Например, это визитные карточки, фирменная одежда, копии электронной переписки от имени компании, свидетельские показания. Но судьи понимают, что сами по себе это не признаки трудовых отношений, отмечает Питиримова. К тому же у них возникает много вопросов, допустимы ли вообще такие доказательства.

Не на руку работнику и маленький срок исковой давности. Для индивидуальных трудовых споров это всего три месяца со дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своих прав (ч. 1 ст. 392 ТК РФ). Если сотрудник работает без оформления больше трех месяцев, да еще и не получает зарплату, у него очень низкие шансы выиграть суд с работодателем, заключает Питиримова.

Но выиграть все-таки можно, о чем говорит положительная судебная практика:

Если нет трудового договора, приказа о приеме на работу, табеля учета рабочего времени, правил внутреннего трудового распорядка, записей в трудовой книжке – это может показывать не гражданско-правовые отношения, а нарушения со стороны работодателя –

определение 33-847 Верховного суда Республики Алтай

Суд не признал трудовые отношения

На прием обратился представитель ООО Э. В ходе общения было установлено, что к предприятию предъявлен иск Ж. об установлении факта трудовых отношений, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации морального вреда. Однако, как пояснил представитель, речь о трудовых отношениях между сторонами изначально не велась. Между сторонами в устной форме был заключен договор аренды парикмахерского кресла в месте нахождения парикмахерского салона.

В чем заключалась проблема

Как следовало из искового заявления, Ж. в период весны 2017 г. якобы осуществляла трудовую деятельность в ООО, которое является структурным подразделением Центр красоты. Она занималась окрашиванием, стрижкой, продажей оборудования и товаров, укладкой, прическами, спа-уходом, консультациями клиентов. Считает, что сложившиеся отношения носили характер трудовых и требовала взыскания недополученной якобы заработной платы.

Работа юриста по делу

Судебная практика и разъяснения Верховного суда говорят о том, что для признания отношений трудовыми необходимо установление присущих им характеристик, указанных в ст. 15 Трудового кодекса Российской Федерации, а именно: соглашение между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, а главное – под управлением и контролем работодателя, подчинение работника правилам внутреннею трудовою распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами.

Ознакомившись с ситуацией мной было установлено, что заявление о приеме на работу Ж. не писала, трудовую книжку в отдел кадров предприятия не предоставляла, приказ о приеме ее на работу не издавался. Правилам внутреннего трудового распорядка Ж. не подчинялась, самостоятельно организовывала деятельность по выполнению парикмахерских услуг. Таким образом, необходимых признаков наличия трудовых отношений между сторонами спора мной установлено не было.

В ходе неоднократных судебных заседаний я, как представитель ООО, исковые требования не признал, просил в удовлетворении требований отказать в полном объеме. Указал, что между истцом и ООО в устной форме заключен договор аренды парикмахерского кресла в месте нахождения парикмахерского салона ответчика. С заявлением о приеме на работу истец к ответчику не обращалась, трудовую книжку и иные документы не передавала, трудовой договор между сторонами не заключался, в связи с чем пояснил, что трудовые отношения между сторонами не возникли.

Результат для клиента

Как указал суд в своем решении, из документов, приобщенных сторонами к гражданскому делу усматривается, что в материалах дела отсутствуют какие-либо относимые и допустимые доказательства, подтверждающие доводы Ж. о наличии между истцом и ответчиком в спорный период трудовых отношений, которые могли явиться основанием для взыскания с ответчика в пользу истца указанной истцом задолженности по заработной плате за спорный период.

Суд полагает, что между сторонами сложились гражданско-правовые отношения, регулируемые нормами Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды. Отношение между истцом и ответчиком не приобрели статус трудовых, в связи с чем к данным правоотношениям не подлежат применению нормы Трудового кодекса Российской Федерации. В удовлетворении заявленного иска Ж. было полностью отказано.

Свердловский областной суд оставил решение без изменений, а апелляционную жалобу Ж. без удовлетворения. При этом указав, что разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь нормами ст.ст.16, 67, 136 Трудового кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об отказе установлении факта наличия между сторонами трудовых отношений в спорный период и взыскании с ответчика в пользу истца задолженности по оплате труда. Данный вывод суда первой инстанции судебная коллегия полагает основанным на верной оценке представленных сторонам доказательств и установленных на их основе обстоятельств дела, правильном применении норм материального нрава .

Суд не состоял в трудовых отношениях

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 марта 2013 г. N 49-КГ12-14 Отменяя принятые по делу судебные решения в части отказа в удовлетворении требований о взыскании задолженности по заработной плате, а также компенсаций с направлением дела в этой части на новое рассмотрение, суд указал, что срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора должен исчисляться с момента установления факта установления трудовых отношений между сторонами

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Читать еще:  Оплатила госпошлину через госуслуги где чек

председательствующего Горохова Б.А.

судей Корчашкиной Т.Е. и Назаровой А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ахметшина Р.Р. к ООО ЧОП «Атлант-Безопасность» о признании факта трудовых отношений, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда и судебных расходов по кассационной жалобе Ахметшина Р.Р. на решение Калининского районного суда г. Уфы от 15 ноября 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 августа 2012 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

Ахметшин P.P. обратился в суд с иском к ООО ЧОП «Атлант-Безопасность» о признании факта трудовых отношений, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда и судебных расходов.

В обоснование заявленных требований указал, что с 20 ноября 2010 года по 13 января 2011 года работал у ответчика в качестве охранника на объектах «. » и ООО «. » в соответствии с договором на оказание услуг по охране объекта. Трудовой договор с ним не был заключен, но он был фактически допущен к работе и надлежащим образом исполнял трудовые обязанности, пройдя инструктаж и подчиняясь правилам внутреннего трудового распорядка.

На основании заявления от 13 января 2011 года с этого же числа Ахметшин P.P. был уволен по собственному желанию. При увольнении окончательный расчет с ним произведен не был.

Поскольку между ним и ООО ЧОП «Атлант-Безопасность» сложились трудовые отношения, которые последним не были оформлены в установленном трудовым законодательством порядке, просил признать факт трудовых отношений между ним и ответчиком в период с 20 ноября 2010 года по 13 января 2011 года и взыскать с ответчика задолженность по заработной плате, компенсацию за ее несвоевременную выплату, компенсацию за неиспользованный отпуск, денежную компенсацию морального вреда, а также судебные расходы.

Ответчик возражал против удовлетворения иска, ссылаясь на то, что с истцом был заключен не трудовой, а гражданско-правовой договор. Истец не был принят на определенную должность в штат к ответчику, а лишь выполнял разовые поручения ответчика по договору оказания услуг. Кроме того, заявил о пропуске истцом предусмотренного ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса РФ срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Решением Калининского районного суда г. Уфы от 15 ноября 2011 года в удовлетворении иска Ахметшина P.P. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 31 января 2012 года решение суда оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 25 июля 2012 года определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 31 января 2012 года отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

При повторном рассмотрении дела, определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 августа 2012 года решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований о признании факта трудовых отношений в период с 20 ноября 2010 года по 13 января 2011 года, в этой части принято новое решение о признании наличия между Ахметшиным P.P. и ООО ЧОП «Атлант-Безопасность» трудовых отношений в указанный период. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Ахметшин P.P. ставит вопрос об отмене решения Калининского районного суда г. Уфы от 15 ноября 2011 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 августа 2012 года в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда и судебных расходов, ссылаясь на допущенные судами при рассмотрении дела существенные нарушения норм материального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2012 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2013 года кассационная жалоба Ахметшина P.P. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы с делом, в судебное заседание не явились, о причинах неявки не сообщили, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие на основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Читать еще:  Договор ипотеки земельного участка образец

При рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями были допущены такого характера существенные нарушения.

В соответствии с частью первой статьи 392 Трудового Кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частью первой настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда и судебных расходов, суд первой инстанции исходил из того, что истцом без уважительных причин пропущен предусмотренный статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации трехмесячный срок для обращения в суд с заявленными требованиями, поскольку с исковыми требованиями о взыскании задолженности по невыплаченной заработной плате за период с 20 ноября 2010 года по 13 января 2011 года, истец обратился в суд только 25 апреля 2011 года, то есть по истечении трех месяцев после увольнения.

С таким выводом суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия считает, что с выводами судебных инстанций согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального права.

Согласно части 1 статьи 14 Трудового кодекса Российской Федерации течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает возникновение трудовых прав и обязанностей, начинается с календарной даты, которой определено начало возникновения указанных прав и обязанностей.

Как видно из материалов дела, отношения между истцом и ответчиком приобрели статус трудовых после установления их таковыми в судебном порядке, что следует из определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 августа 2012 года, которым решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований о признании факта трудовых отношений в период с 20 ноября 2010 года по 13 января 2011 года и в этой части принято новое решение о признании наличия между Ахметшиным P.P. и ООО ЧОП «Атлант-Безопасность» трудовых отношений в указанный период.

После установления наличия трудовых отношений между сторонами, они подлежат оформлению в установленном трудовым законодательством порядке, а также после признания их таковыми у истца возникает право требовать распространения норм трудового законодательства на имевшие место трудовые правоотношения, и в частности, требовать взыскания задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении и предъявлять другие требования, связанные с трудовыми правоотношениями.

Однако судебные инстанции, и в том числе суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, пришли к выводу о пропуске истцом без уважительных причин срока, предусмотренного статьей 392 Трудового кодекса РФ, для защиты своих трудовых прав.

Такой вывод нельзя признать законным, поскольку с учетом положений ч. 1 ст. 14 Трудового кодекса РФ и факта установления трудовых отношений между сторонами определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 августа 2012 г. этот срок должен исчисляться с момента установления такого факта.

Исходя из изложенного, состоявшиеся по делу судебные постановления в части отказа в удовлетворении исковых требований Ахметшина P.P. о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда и судебных расходов нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело в этой части — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и рассмотреть перечисленные выше требования истца в соответствии с нормами материального права и при точном соблюдении норм процессуального права.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Калининского районного суда г. Уфы от 15 ноября 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 августа 2012 года в части отказа в удовлетворении исковых требований Ахметшина Р.Р. о взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации морального вреда и судебных расходов отменить и направить дело в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в остальной части состоявшиеся по делу судебные постановления оставить без изменения.

Председательствующий Горохов Б.А.
Судьи Корчашкина Т.Е.
Назарова А.М.

Обзор документа

Заявитель обратился в суд с иском к обществу о признании факта трудовых отношений и взыскании задолженности по зарплате.

Суд признал наличие между заявителем и ответчиком трудовых отношений. В остальной части требований отказал. Сделан вывод, что истцом без уважительных причин пропущен срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Так, требование о взыскании задолженности по зарплате заявлено по истечении трех месяцев после увольнения.

По мнению ВС РФ, такой вывод нельзя признать законным.

Согласно ТК РФ течение сроков, с которыми связано возникновение трудовых прав и обязанностей, начинается с календарной даты, которой определено начало возникновения указанных прав и обязанностей.

С учетом факта установления трудовых отношений между сторонами срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора должен исчисляться с момента установления такого факта.

Суд не учел данное обстоятельство. В связи с этим дело направлено на новое рассмотрение.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector