Был кредитор, а стал собственник

ВС РФ разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

Scott Maxwell LuMaxArt / Shutterstock.com

Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников. На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (далее – Постановление). К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ). Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ). К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ. Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ). В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст. 433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п. 2 Постановления).

По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе. Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», считает ВС (абз. 2 п. 4 Постановления).

Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору. Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст. 388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п. 15 Постановления). В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ). Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником. В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

  • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
  • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.

В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства.

Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

Читать еще:  Минимальный размер алиментов на одного ребенка

Конвертация долга компании в ее капитал: возможно ли это сейчас?

Мы уже поднимали тему реструктуризации задолженности предприятий . Тогда речь шла о стандартном механизме реструктуризации. Теперь речь о возможности конвертации долга компании в ее капитал. Вопрос более чем актуальный прежде всего для банковского сообщества.

Станислав Короп, старший менеджер Департамента корпоративных финансов ИК «Грандис Капитал»

Сразу оговорюсь: конвертация долга в собственный капитал должника является не самым распространенным способом финансового оздоровления компаний в России. На текущий момент действительно успешные результаты конвертации продемонстрировал только Сбербанк-Капитал. Например, в случае Мосмарта и Алпи.

Но я бы не стал рассматривать эти примеры как чисто рыночные, продиктованные исключительно экономической эффективностью. Немалую роль здесь сыграл и политический фактор: прохождение всей процедуры было в значительной мере облегчено присутствием мощного административного ресурса государства. Гораздо больший интерес для анализа представляют возможности коммерческой конвертации долга в акционерный капитал на рыночных условиях, а также проблемы, сопутствующие реализации данного механизма.

Прежде всего, рассмотрим вариант прямой конвертации кредита в долю в капитале. Сразу оговорюсь: в России сегодня отсутствует специальный правовой механизм, позволяющий проводить такие операции.

На текущий момент ФСФР представила законопроект, разрешающий формировать уставный капитал из долгов, то есть, по сути, регламентирующий механизм конвертации задолженности предприятий в соответствующие доли в капитале. Проект документа был разработан еще в прошлом году, а сообщение о предстоящем согласовании появилось в СМИ в марте 2009 года. В нем г-н Миловидов, руководитель ФСФР, высказал мнение, что в ближайшее время этот законопроект поступит в правительство на согласование. Однако, насколько мне известно, пока никаких подвижек в этой области нет. Вполне возможно, что к моменту принятия закона необходимость в регулировании механизма конвертации уже просто потеряет актуальность.

Вообще конвертация долга в капитал предполагает:

1) согласие основной группы кредиторов,

2) согласия большинства акционеров на дополнительную эмиссию.

Здесь можно отметить несколько проблем.

Случается, что владельцы бизнеса даже в жестких условиях объективных трудностей на предприятии и огромной долговой нагрузки не всегда готовы передать часть своих акций кредиторам. Здесь проявляется особенность менталитета российского собственника — лучше банкротить и растащить активы, но не отдать. К сожалению, такая ситуация сейчас — далеко не редкость.

Второй блок возможных проблем уже касается кредиторов. Приобретая акции (доли) в капитале компании они, по сути, принимают на себя все соответствующие риски ведения бизнеса, а это не всегда приемлемо в текущих условиях отношения бизнеса и власти/чиновников (события последних дней опять напоминают нам о нашей действительности). Есть еще один аспект: очевидно, что кредиторы в большинстве случаев не готовы выкупать на себя 100% бизнеса. В этом случае прежние собственники остаются и имеют возможность получить опцион на выкуп проданной доли по достижению определенных финансовых показателей. Хорошо, когда они заинтересованы в сохранении бизнеса и готовы сотрудничать с бывшими кредиторами (и нынешними владельцами) по всем направлениям для его дальнейшего развития. Но бывает и по-другому: бывшие акционеры могут предпринять ряд действий, враждебных по отношению к бизнесу (перевод клиентов на аффилированные лица, вывод активов, регулирование денежных потоков), имея для этого все необходимые ресурсы. И в этом я вижу опять же чисто российскую специфику.

Теперь о менеджменте. Не секрет, что в большинстве случаев сильные стороны компании — это ее руководство и наработанные бизнес связи, без которых она мгновенно теряет свои позиции. Новые акционеры-кредиторы, столкнувшись с финансовым кризисом в компании, иногда справедливо винят менеджмент в неэффективном управлении, некорректном отношении к ведению бизнеса и т.д. Тогда после конвертации долга в капитал команда топов, очевидно, будет заменена. Однако смогут ли кредиторы оперативно найти нового профессионального и адекватного управленца? Зачастую это не так просто, хотя здесь можно надеяться на помощь внешних управляющих компаний.

Следует отметить: практически все случаи чистой конвертации долга в капитал в российской практике осуществлялись по английскому праву, что неизбежно влекло за собой существенное повышение расходов на эту процедуру.

Дополнительная эмиссия акций для покрытия убытков запрещена по Гражданскому Кодексу. Новый закон, который отменял бы ограничение объема выпускаемых бумаг размером уставного капитала и определял порядок конвертации облигаций компании, не способной обслуживать обязательства, в ее капитал, еще не принят.

И все же: существуют ли варианты конвертации долга в капитал, доступные компаниям и кредиторам в рамках текущего законодательства? Полагаю, их не так уж и много.

Самый «простой» — это приобретение капитала заемщика путем взыскания залога в виде выпущенных акций. К сожалению, здесь остро стоит вопрос о существующем пуле кредиторов и их согласии на изменение статуса, а также сложности юридического оформления.

Другая возможность: выпуск конвертируемых обязательств, которые одновременно реструктурируют текущий долг (так недавно сделал Mirax с 3-м и 4-м выпусками рублевых облигаций) и дают право конвертировать долг в капитал. Стоит сказать, что это довольно сложный инструмент с точки зрения организации выпуска. Из российских компаний, если не ошибаюсь, только ЛУКойл прибегал к такому способу заимствования в докризисные времена.

Читать еще:  Чернобыльский Отпуск В Лнр — Советы от Юриста

Конвертация долга в капитал — довольно неоднозначный инструмент. С точки зрения банка кредитора конечный возврат денежных средств (в результате реструктуризации, реализации залога и т.д.) является самым желанным вариантом. Обмен кредита на долю в капитале несет в себе довольно существенные в российских реалиях риски. К тому же, как было отмечено выше, на текущий момент регулятивный механизм конвертации долга в капитал только разрабатывается, и конечное понимание специфики данного процесса отсутствует у большинства участников рыночных отношений. Выпуск облигаций, конвертируемых в акции, и процедура взыскания залога могут служить некой альтернативой чистой конвертации долга в капитал, но и эти инструменты, в свою очередь, обладают рядом недостатков.

Тем не менее, я считаю, что, несмотря на объективные сложности реализации конвертации долга в капитал и отсутствия законодательной базы на данный момент, этот инструмент является довольно перспективным, так как в конечном итоге ведет к восстановлению операционной эффективности проблемного бизнеса и придает необходимый стимул его развитию. При должной поддержке со стороны государства этот механизм имеет шансы стать гораздо более востребованным в ближайшем будущем.

Был кредитором, а стал участником. Е. Иванов

Банкротство многих ООО в условиях кризиса заставило законодателей установить дополнительные гарантии защиты прав кредиторов.

Федеральный закон от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — ФЗ-14) в редакции Федерального закона от 27.12.09 № 352-ФЗ (далее — ФЗ-352) «подбросил» участникам, да и руководителям ООО неприятный сюрприз от своих кредиторов, которым предоставлены дополнительные возможности по входу в число участников общества.

Так, п. 4 ст. 19 ФЗ-14, введенным ФЗ-352, определено, что по решению общего собрания участников, принятому всеми участниками единогласно, участники общества в счет внесения ими дополнительных вкладов и (или) третьи лица в счет внесения ими вкладов вправе зачесть денежные требования к обществу.

Это означает, что при уклонении общества от возврата долга эти лица (свои участники или посторонние кредиторы) могут требовать не только исполнения обществом его обязательства, но и замены исполнения путем предоставления посторонним кредиторам доли в УК или ее увеличения для своего участника.

Если ООО откажет в этом своим настойчивым кредиторам, то они могут вообще парализовать его работу, инициировав процедуру банкротства.

Отметим, что при вхождении кредитора в число участников путем конвертации его долга в долю в УК общества, кредитор, в принципе, может «поглотить» всю компанию, т.е. получить в ее УК долю в размере до 99,99%.

В самом деле, на какую долю должен рассчитывать кредитор при конвертации его долга, допустим, в сумме 10 млн. руб. при УК общества в 10000 руб.?

Для начала определимся, зачем кредитору вообще необходимо входить в число участников общества-должника?

Дело в том, что данное общество, испытывая в настоящее время недостаток оборотных средств для оплаты долга, может, во-первых, иметь большую стоимость своих активов (в том числе имеет и недооцененные активы), значительные добавочный капитал, нераспределенную прибыль, а, во-вторых, имеет большие перспективы своей деятельности (например, в сфере современных технологий и т.д.).

Размер получаемой доли путем конвертации долга кредитор и должник должны определить путем переговоров. При этом возможна независимая оценка реальной стоимости активов должника.

На основе такой оценки путем применения различных согласованных методик определяется возможная доля кредитора и ее стоимость.

Процесс конвертации долга в долю в УК путем увеличения его размера

Итак, для конвертации долга необходимо заявление кредитора о желании войти в капитал ООО с указанием размера и состава дополнительного вклада (в сумме долга), порядка и сроков его внесения (зачет требований). В заявлении также необходимо указать размер и номинальную стоимость доли, которую кредитор желает получить.

После этого участники общества-должника должны провести общее собрание, на котором единогласно должны быть приняты решение об увеличении УК, внесения изменений в устав в связи с этим, о принятии нового участника и о новом распределении долей в ООО. В решении должно быть указано, что стоимость доли оплачивается путем зачета определенных требований кредитора к обществу. После этого в налоговую инспекцию представителем должника подается пакет документов, в который должны войти:

  • решение общего собрания участников ООО;
  • изменения в уставе ООО, связанные с увеличением капитала;
  • заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, по форме № Р13001;
  • документ (платежное поручение, квитанция) об уплате госпошлины за регистрацию изменений, вносимых в устав, в сумме 800 руб. Письмом Минфина РФ от 23.05.11 № 03-05-04-03/32 разъяснено, что организация вправе уплачивать госпошлину через физических лиц — ее представителей. При уплате пошлины с банковского счета представителя в платежном документе нужно указать, что плательщик действует от имени представляемого. При уплате пошлины физическим лицом наличными денежными средствами к платежному документу необходимо приложить доказательства того, что денежные средства принадлежат организации (т.е. нужно указать, что физическое лицо действует на основании доверенности или учредительных документов с приложением расходного кассового ордера или иного документа, подтверждающего выдачу ему денежных средств на уплату госпошлины);
  • заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ в части состава участников ООО и размеров стоимости их долей по форме № Р14001. Отдельная пошлина при подаче этого заявления не вносится.

Итогом регистрационных процедур станет получение двух свидетельств о внесении изменений в ЕГРЮЛ — о регистрации поправок, внесенных в устав, и о внесении сведений об участниках ООО (форма № Р50003).

Читать еще:  Образец заявления о клевете и оскорблении

Примечание С 04.07.13 утратило силу Постановление Правительства РФ от 19.06.02 № 439, которым была утверждена форма свидетельства № Р50003. В связи с чем по адресу места нахождения юридического лица направляются листы записи ЕГРЮЛ по форме № Р50007, утвержденной Приказом ФНС от 13.11.12 № ММВ-7-6/843@.

Вопросы налогообложения операции конвертации долга в долю в УК общества-должника

Кредитор и должник на общем режиме налогообложения

Зачет долга кредитора в счет оплаты доли на налоговые обязательства кредитора, возникшие по первоначальным операциям, из-за которых возник долг, не влияет.

Налоговую стоимость полученной доли, согласно пп. 2 п. 1 277 НК РФ, кредитор должен учесть в размере погашенного долга. Налоговая стоимость имущества, полученного обществом-должником от кредитора, также не меняется.

Ни дохода, ни расхода от увеличения УК и приема нового участника у общества-должника не возникает. На сумму вычета НДС по первичной операции зачет долга также не влияет.

Однако если долг возник в результате выплаты аванса под будущую поставку, то после его конвертации в долю в УК:

  • если кредитор принимал НДС с суммы аванса к вычету, он должен его восстановить;
  • общество-должник ранее уплаченный НДС с аванса может принять к вычету, так как при зачете долга по авансу в счет оплаты доли в УК должника изменились условия договора поставки.

Кредитор и должник на специальном режиме налогообложения

Такие общества признают доходы и расходы кассовым методом.

Так, если кредитор-«общережимник» признает выручку после отгрузки, т.е. в нашем случае до зачета его долга, то, например, кредитор-«упрощенец» только после зачета долга должен отразить в учете доход от продажи поставленных должнику товаров (работ или услуг) в размере первоначального обязательства, погашенного путем зачета.

Далее. Общество-должник в своем налоговом учете не должно считать имущество, в результате неоплаты которого возник долг, полученным безвозмездно (подробнее см. в подразделе 7.3.1 главы I части 2 «Энциклопедии действующего ООО»)

Бухгалтерский учет

Что касается бухучета, то здесь нам поможет Пример 1, а также следующий пример, построенный на зачете долга, возникшего по договору поставки.

ПРИМЕР 1 . ООО «Альтаир», уставный капитал которого равен 100000 руб., получило от своего директора, который является участником данного общества (размер доли 25%), краткосрочный беспроцентный заем в сумме 25000 руб. Общим собранием участников было принято предложение директора ООО «Альтаир» о зачете его денежных требований к обществу на основании п. 4 ст. 19 ФЗ-14 в счет внесения им дополнительного вклада в УК.

Сумма, зачтенная в счет дополнительного вклада участника, принята равной 25000 руб. При этом размер УК увеличивается на 20000 руб.

В учете общества должны быть выполнены следующие проводки.

На дату принятия решения о зачете суммы займа:

Д66 К75-1-ДИР — 25000 руб. — задолженность директору по займу зачтена в счет внесения им дополнительного вклада.

На дату уплаты государственной пошлины:

Д91-2 К68 — 800 руб. — сумма госпошлины;

Д68 К51 — 800 руб. — отражено перечисление госпошлины.

На дату внесения изменений в ЕГРЮЛ:

Д75-1-ДИР К80-2 — 20000 руб. — отражено увеличение уставного капитала ООО за счет дополнительного вклада участника;

Д75-1-ДИР К83 — 5000 руб. — зачислена в добавочный капитал сумма превышения полученной от участника суммы над суммой увеличения УК.

Таким образом, размер доли данного участника увеличился с 25% до 37,5% ((25000 + 20000) : 120000).

ПРИМЕР 2 . ООО «Альтаир» с УК 10000 руб. имеет трех участников с долями соответственно 45%, 35% и 20%. Обществу была поставлена дорогостоящая электронная техника на сумму 5 млн. руб. В установленный договором срок общество расплатиться с поставщиком ООО «Антарес» не смогло. В ходе переговоров участники ООО «Альтаир» согласились конвертировать долг на 3/4 УК общества. При этом УК увеличивается на 30000 руб. и его новый размер становится равным 40000 руб.

В учете ООО «Альтаир» должны быть выполнены следующие проводки.

На дату принятия решения о зачете суммы долга:

Д60 К75-1-ООО «Антарес» – 5000000 руб. — отражена задолженность ООО «Антарес» по поставке товаров зачтена в счет внесения им дополнительного вклада.

На дату уплаты государственной пошлины:

Д91-2 К68 — 800 руб. — отражена сумма госпошлины;

Д68 К51 — 800 руб. — отражено перечисление госпошлины.

На дату внесения изменений в ЕГРЮЛ:

Д75-1-ООО «Антарес» К80-2 — 30000 руб. — отражено увеличение уставного капитала ООО за счет конвертирования долга;

Д75-1-ООО «Антарес» К83 — 4970000 руб. — зачислена в добавочный капитал сумма превышения зачтенного долга над суммой увеличения УК.

Таким образом, размер доли ООО «Антарес» в новом УК ООО «Альтаир» составляет 75% (30000 : 40000). Размеры же долей старых участников уменьшились соответственно до 11,25% (4500 : 40000), 8,75% (3500 : 40000) и 5% (2000 : 40000).

В учете ООО «Антарес» должны быть выполнены следующие проводки.

На дату принятия решения о зачете суммы долга:

Д76-ООО «Альтаир» К62-ООО «Альтаир» — 5000000 руб. — зачтен долг за поставку товаров ООО «Альтаир» в счет внесения вклада в его УК.

На дату уплаты государственной пошлины:

Д91-2 К68 — 800 руб. — сумма госпошлины;

Д68 К51 — 800 руб. — отражено перечисление госпошлины.

На дату внесения изменений в ЕГРЮЛ:

Д58-1 К76-ООО «Альтаир» — 5000000 руб. — принято к учету финансовое вложение в виде доли в УК ООО «Альтаир».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector