Почему дети отказываются от родителей

Уйти из роддома без ребенка: почему женщины отказываются от новорожденных?

Координатор проекта «Профилактика отказов от новорожденных», психолог фонда Ольга Шихова рассказала, почему женщины отказываются от своих детей и можно ли им помочь.


Я всегда осуждала женщин, которые отказываются от своего ребенка, пока это не произошло со мной”, — я не раз и не два слышала эту фразу от матерей, с которыми я разговаривала в роддоме.

Женщины, отказывающиеся от новорожденных. Их называют кукушками, стервами и даже еще хуже. Их осуждает общественное мнение. Им отказывают в материнских чувствах, в праве на горе от потери ребенка. Их считают бессердечными и равнодушными. Почему же они так поступают?

. Первое, что я спрашиваю у женщины, которая заявляет об отказе от ребенка, когда прихожу в роддом, — как вы себя чувствуете? Обычно они говорят, что хорошо, даже если очевидно, что это неправда. Потом мы говорим о том, как так вышло, что она хочет написать согласие на усыновление и уйти из роддома без ребенка, которого она выносила и родила. Как правило, в случае отказа от ребенка женщина объективно находится в очень сложной материальной ситуации.

Исключения бывают, но их мало. Самый частый случай отказа от ребенка в Москве — это одинокая женщина, трудовая мигрантка, которая приехала из другой страны или из другого региона. Ее, скорее всего, не примут с ребенком дома — если хоть какой-то дом вообще есть, а его может и не быть — ни плохого, ни хорошего, ни далеко, ни близко.

Если она российская гражданка, то она имеет право на пособия — но для их оформления надо ехать по месту прописки, и стоимость билетов оказывается больше, чем все деньги, которые она сможет получить. Отец ребенка обычно исчезает во время беременности или опасен для женщины и младенца. Иногда ей еще надо продолжать содержать семью на родине — пожилых родителей, старших детей. Если она просто заберет ребенка и выйдет с ним из роддома, ей будет некуда пойти: нет работы — нет съемного жилья (в лучшем случае — комнаты, в худшем — койко-места), нечего послать семье, нечего есть.

Немало женщин отказываются от ребенка, предполагая, что в таком случае его усыновят и он не будет голодать и бедствовать, он будет в безопасности. Они отказываются, чтобы обеспечить ребенку, как им кажется, лучшую жизнь.

Кроме материальных причин, есть и психологические. Среди женщин, отказывающихся от ребенка, почти все имеют очень сложные и тяжелые отношения с собственными родителями. Немало отказниц — выпускницы детского дома. Их самих когда-то поместили в учреждение, они в нем выросли — чего же необычного в том, что они считают нормальным? У многих родители пили или были опасны для детей. Многие пострадали от партнеров. Им не к кому обратиться за поддержкой, они не доверяют людям, не чувствуют в себе силы быть мамой своему ребенку, заботиться о нем и защищать его.

Почему же они попадают в эту ситуацию — рождения нежеланного ребенка? Потому, что не умеют предохраняться (никто их не учил, а сексуального воспитания у нас нет; иногда их специально держали в неведении, чтобы “не развращать”), потому что на сексе без предохранения настаивает партнер, потому что ребенок появился в результате изнасилования, потому что на аборт не было денег. Иногда бывает, что ребенок желанный, но за время беременности партнер успевает передумать или просто исчезает, и женщина остается одна без поддержки в кризисном состоянии.

И даже в такой сложной ситуации, с неопределенной перспективой и множеством проблем примерно каждая вторая женщина передумает, если предложить ей помощь. Иногда достаточно вовремя поговорить, провести “инвентаризацию ресурсов”, чтобы женщина передумала. Иногда достаточно комплекта вещей на выписку и нескольких пачек памперсов. Иногда нужна более длительная и сложная помощь — продуктами, вещами, услугами юриста и психолога, поддержкой волонтеров-кураторов. Иногда необходим приют для мам с детьми, где молодая мама сможет прийти в себя и простроить план дальнейшей самостоятельной жизни с помощью психолога. Мамы, с которыми мы работаем, нередко проявляют большую энергию, смелость и изобретательность, чтобы остаться со своим ребенком, прокормить и воспитать его.

Читать еще:  Какая доля с материнского капитала положена отцу

. Последняя женщина, которая сказала мне, что осуждала “таких матерей”, но написала согласие на усыновление, вернулась через месяц и забрала ребенка домой. Я до сих пор храню ее карточку с надписью “N.N., мальчик, 3300 г”, которую мне дали в регистратуре и которую я случайно забыла ей отдать. Надеюсь, у них все хорошо.

Проект «Профилактика отказов от новорожденных» сотрудничает с 6 родильными домами г. Москвы и Московской области. После получения сигнала о потенциальном отказе в течение нескольких часов в роддом выезжает психолог. Он беседует с женщиной, выясняет причины отказа, предлагает вместе рассмотреть разные варианты решения проблемы и принять взвешенное решение, рассказывает о возможной помощи от фонда и других профильных организаций. Примерно в 50–60% случаев оказывается, что женщина на самом деле хочет оставить ребенка. Вы можете помочь мамам сохранить своих детей, сделав пожертвование на сайте фонда, в назначении платежа указав «Профилактика социального сиротства».

Проект реализуется при содействии благотворительного фонда «Абсолют-помощь»

Почему матери отказываются от детей и что нужно делать для профилактики отказов

Читайте также

Социальная сеть «Едим дома» будет сотрудничать с фондом «Измени одну жизнь»

«Помоги мне это сделать самому»

Воспитание сирот в детдомах Москвы впервые доверят сторонней организации

Результаты опроса: Только 16% россиян готовы усыновлять детей-сирот

Кто из усыновителей сможет потратить материнский капитал на собственное дело

В Москве предложили выселять из квартир родителей, лишенных прав на детей

Минобрнауки предложило увеличить количество проверок приемныx семей

Каждый год в России происходит более 6 000 отказов матерей от своих новорожденных детей. Кто отказывается от детей: только ли женщины, ведущие асоциальный образ жизни или малоимущие? Какая работа по профилактике отказов ведётся сегодня? Об этом корреспондент фонда «Измени одну жизнь» поговорил с экспертом Фонда профилактики социального сиротства Дмитрием Григорьевым.

— Кто входит в основную группу риска по отказам?

— Есть устоявшееся мнение, что от детей отказываются только асоциальные женщины, которые уже абсолютно потеряны для общества. Другое расхожее мнение состоит в том, что отказ всегда связан с плохим материальным положением. В действительности это не совсем так.

Да, по статистике подавляющее большинство матерей-отказниц можно отнести к малообеспеченным семьям. Однако материальные проблемы являются основной причиной отказа лишь в 20% случаев . Причем обычно речь идет не только о низком достатке, но и об отсутствии жилья. Социальный портрет такой отказницы: женщина без образования, постоянной работы, одинокая, не имеющая постоянных источников дохода или зависящая от кого-либо.

Собственно асоциальный образ жизни ведут только около 20% матерей-отказниц. Под асоциальным образом жизни мы понимаем наркотическую, алкогольную зависимость, бродяжничество, отсутствие заботы о своих предыдущих детях и т.д.

Но остальные 60% случаев другие. Одна из наиболее распространенных причин отказа — нарушение отношений с близкими. Ребенка женщины не принимают ее родители или мужчина, с которым она встречается, и она боится нарушить отношения или оказаться без поддержки.

Бывают ситуации, связанные с тем, что ребенок нежеланный. В эту группу попали женщины, которые не готовы менять свои жизненные планы из-за ребёнка. Типичные ситуации: студентка не готова бросать учёбу или брать академический отпуск из-за появления ребёнка; женщина не хочет терять работу и отказываться от карьеры; женщина ждёт ребёнка не от своего мужа или от мужчины, у которого есть другая семья; женщина вместе со своей семьей не готова отказаться от материальной стабильности и устоявшегося быта.

Читать еще:  Капитальное строительство на землях сельхозназначения

Иногда причинами отказа кроются в тяжёлых потрясениях, которые могут быть вызваны разрывом отношений с отцом ребёнка или разводом; трагедией в семье (гибель или тюремное заключение кого-то из близких).

Определенный процент отказов связан с рождением ребенка с ограниченными возможностями, сильно недоношенного ребенка.

— Минздрав недавно запретил врачам переубеждать родителей в отказе от ребенка с инвалидностью.

— Честно говоря о запрете я не знаю. Но эта тема на слуху. Действительно, я неоднократно слышал, что бывали такие случаи, когда врачи сами убеждают женщину отказаться от ребенка с серьезными нарушениями были, причем в разных регионах. Но надеюсь, это пережиток прошлого. Если Минздрав выпустил соответствующее указание, думаю это хорошо.

— Какие сегодня существуют способы профилактики отказов?

— Мы внедряем услугу по работе с женщинами, которые письменно или устно заявили об отказе или о намерении отказа от ребенка в роддоме или женской консультации. Как показывает наш многолетний опыт, если с ними выстроить грамотную работу, то в 40-50% случаев удается сохранить ребенка в кровной семье, предотвратить отказ.

Если вкратце, то технология работы выглядит следующим образом. 1. Необходимо построить взаимодействие с персоналом роддома: женщина может сказать о намерении отказа в любой момент: как при поступлении, так и уже при выписке. Важно, чтобы в этом случае информация об отказе от новорожденного или о потенциальном отказе была оперативно передана специалисту Службы профилактики отказов. 2. Этот специалист проводит встречу с женщиной, устанавливает контакт, выясняет ситуацию женщины и причины отказа, выясняет, готова ли женщина на дальнейшее взаимодействие. Он не убеждает женщину изменить решение, а собирает информацию. По итогам встречи принимается решение: работать ли на сохранение ребенка в кровной семье или для ребенка будет лучше другая траектория — усыновление приемными родителями. 3. Если начинается работа, то специалист вместе с женщиной разрабатывает план совместных действий: что делать, чтобы преодолеть проблемы, которые послужили причиной отказа.

— А если она решила его оставить, то какие Ваши дальнейшие шаги?

— В зависимости от того, какие были проблемы, приведшие к решению об отказе от ребенка. Это могут быть проблемы с жильем или материальные проблемы — тогда это помещение женщины с ребенком в социальную гостиницу или другие варианты решения проблемы с жильем, оказание социальной помощи и т.д. Это могут быть проблемы с окружением женщины, тогда это психологическая поддержка, работа с окружением. Не буду перечислять все проблемы и виды помощи, но подчеркну, что важно сделать так, что даже при небольшом объеме ресурсов женщина смогла построить свою жизнь так, чтобы быть способной самостоятельно заботиться о себе и ребенке — как говориться, «дать ей не рыбу, а удочку».

— Как складывается судьба малышей?

— Если удается предотвратить отказ, то ребенок остается с матерью. Как показывает многолетний опыт работы по профилактике отказов дальше как правило все складывается удачно. Число вторичных отказов, когда ребенка по тем или иным причинам приходится изымать из таких семей, не превышает 1%.

Если предотвратить отказ не удается, то дальнейшая жизненная траектория ребенка это зависит от того, как на каждой конкретной территории работают службы семейного устройства. С малышами проще – их охотнее усыновляют. В последние несколько лет реализуется политика оперативного устройства ребенка в замещающую семью: усыновление, опека. Сложности могут возникать только с усыновлением детей с отклонениями в развитии.

— В течение какого времени происходит сопровождение?

— Считается, что это длительный процесс. Чуть ли не до совершеннолетия ребенка. Наш опыт показывает, что 50% случаев сопровождение необходимо в первые три месяца. Только 15-20% случаев нуждается в длительном сопровождении — речь идет о периоде в год-два. Кстати, те самые 1% вторичных отказов случается именно в числе тех случаев, которых сопровождали долго, а в тех случаях когда проблемы удается решить быстро, вторичных отказов нет. Видимо в этом случае необходимо дальнейшее совершенствование диагностики.

Читать еще:  Образец жалобы в Верховный суд РФ по гражданскому делу

Трудный подросток вынудил отца и мать отказаться от него

Семейный конфликт в Ростове-на-Дону привел к скандальному финалу, который шокировал многих. Родители отдали своего ребенка-старшеклассника в детский дом. Отец объясняет это так: они пробовали воспитывать сына сами, но не смогли справиться с трудным подростком.

«Он обворовывал нас, убегал. Вот, что случилось. Все время, не раз, не два, а десять, двадцать, тридцать раз. Его дома держать — себе дороже», — так отец говорит о своем 16-летнем сыне. За внешним благополучием этой семьи — родители не пьют, не курят, оба работают — здесь долго скрывались большие проблемы. Шесть лет назад Артем, так зовут подростка, стал прогуливать школу. Отец пытался на него повлиять, запрещая встречаться с друзьями и сидеть за компьютером. Парень в ответ стал убегать из дома. Мог, говорят родители, не появляться неделями, а то и месяцами.

«Дошло до того, что он начал воровать. Родители раз простили, два. Уносил все. Самое интересное- с ним побеседуешь — через неделю опять. Доходило до того, что он открывал форточку, снимал штапики с окон, чтобы убежать из дома», — рассказывает инспектор по делам несовершеннолетних отдела полиции №2 по г. Ростову-на-Дону Юрий Грушнин.

Бывший классный руководитель не раз разыскивала Артема вместе с его родителями и полицией. Она приходила на все заседания комиссии по делам несовершеннолетних, касающихся этой семьи, была у Елатонцевых дома, пытаясь найти причину конфликта, и сделала вывод: враждуют двое — строгий и требовательный папа и не желающий подчиняться ему, а потому живущий протестом, Артем.

«Мама много сил потратила. Она ходила и психологам, и в центр реабилитации, потому что, когда его милиция ловила, он был обнюханный клеем. Лежал в больнице, она там с ним была. Она его любит», — подчеркивает Ольга Голованова.

«Это было последней точкой. Когда мальчик в очередной раз ушел, его задержали. Он был болен чесоткой, педикулезом. Нуждался в помощи медиков. Его определили в больницу. Они просто отказались его забирать», — рассказывает ведущий специалист по опеке и попечительству отдела образования Железнодорожного района г. Ростова-на-Дону Екатерина Басова.

Родители заявили, что не справляются с сыном и попросили лишить их родительских прав. Теперь они, по закону, платят ему алименты. Директор детского дома, куда определили Артема, за всю историю своей работы, не припомнит подобного случая.

«Из хорошей семьи ребенок бежать не будет и демонстрировать свое плохое отношение к родителям тоже», — говорит директор детского дома №1 г. Ростова-на-Дону Ирина Новикова.

В детском доме Артема характеризуют иначе: обычный мальчишка, как и все остальные: помогает работникам, возится с малышами, записался в секцию футбола и школу не прогуливает.

«В воровстве замечен не был, если бы он хотел уйти из детского дома, он бы давно ушел», — говорит директор детского дома №1 г. Ростова-на-Дону Ирина Новикова.

Отец мальчика до сих пор не может понять, где они с женой допустили ошибку. Ведь у него есть трое взрослых детей от первого брака. Но те, по словам Юрия Елатонцева, росли без проблем.

«Он приходит и говорит: «Папа, какой я был глупый: воровал, из дома сбегал. Я сейчас понял, что я был дурачок». Мы ему сказали: как ты только исправляешься, мы тебя забираем», — говорит Юрий Елатонцев.

Пока родители сомневаются, что их сын исправился. Но если это все же произойдет, они готовы восстановить свои права и забрать Артема из детского дома. И эта непростая история взаимоотношений отцов и детей еще может закончиться хорошо.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector